Spisok30.ru

Список Дел №30
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новый налог ЕС сильнее всего ударит по экспортерам алюминия и стали

Новый налог ЕС сильнее всего ударит по экспортерам алюминия и стали

Фото: Chris Ratcliffe / Bloomberg

Еврокомиссия в среду, 14 июля, представила экологический план EU Green Deal, предполагающий снижение к 2030 году атмосферных выбросов на 55% к уровню 1990 года. Он предполагает введение трансграничного углеродного налога (Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM) на импорт в страны ЕС стали, цемента, алюминия, удобрений и электроэнергии.

Схема отчетности по углеродному следу и налоговой базе заработает в тестовом режиме с начала 2023 года, при этом импортерам дадут трехлетний переходный период до начала действия сбора, который начнут взимать с 1 января 2026 года.

Механизм углеродного налога затронет российские поставки в ЕС железа и стали, алюминия, труб, электроэнергии и цемента в объеме $7,6 млрд в год, заявил министр экономического развития Максим Решетников (его слова РБК передал представитель). Он выразил сомнение, что Еврокомиссия при разработке экологического плана придерживалась соглашения ВТО, а также отметил, что взаимосвязь между предлагаемым механизмом и борьбой с изменениями климата неочевидна. Рамочная конвенция ООН об изменении климата прямо говорит о том, что меры по борьбе с изменением климата не должны использоваться для ограничения международной торговли, добавил министр.

Фото:Shutterstock

Какие еще отрасли также ожидают ограничения

План Еврокомиссии также предполагает переход на полностью «чистые», избавленные от выбросов углекислого газа (CO₂) автомобили. К 2025 году планируется сократить производимые ими выбросы на 15%, к 2030 году — на 55% (прежний ориентир — на 37%). К 2035 году автомобили в Европе вообще должны перестать иметь вредные выбросы. Это фактически будет означать запрет на продажу новых машин с с двигателями внутреннего сгорания — дизельными и бензиновыми.

При этом предлагается развивать инфраструктуру обслуживания электромобилей, в частности сети зарядных станций. В течение ближайших десяти лет за счет государственных и частных инвестиций планируется вложить в этот сегмент около €50 млрд.

Фото:Bill Sikes / AP

Еврокомиссия, кроме того, предлагает обязать авиакомпании и судоходный сектор компенсировать углеродный след и использовать низкоуглеродные синтетические виды топлива на рейсах из аэропортов и морских портов ЕС.

К тому же будет расширена действующая система торговли квотами на выбросы CO₂, что позволит импортерам покупать «зеленые» сертификаты на свою продукцию по тем же ценам, что и европейским производителям. Стоимость сертификата будет равна средней цене тонны выбросов на рынке ETS за прошлую неделю. В конце июня 2021 года цена тонны выбросов побила новый рекорд, превысив €56.

Во сколько оцениваются издержки от углеродного налога ЕС

По оценкам аудиторской компании KPMG, нагрузка для российских экспортеров в случае введения трансграничного налога составит от €6 млрд за 2028–2030 годы до €50,6 млрд до 2030 года. При этом эксперты оценивали эффект для значительно большого количества товаров из России, включая газ, никель и медь, углеродоемкость которых превышает европейский бенчмарк в два-три раза.

Как следует из обнародованных 14 июля документов, трансграничный налог сильнее всего ударит по российским экспортерам стали и металлопродукции, алюминия, удобрений и электроэнергии. В 2020 году Россия поставила в ЕС около 1,8 млн т алюминия и около 3 млн т стального проката. Если исходить из оценки выбросов в 4 т CO₂ на тонну алюминия и 2 т CO₂ на тонну стального проката, то при ставке €50 (за тонну выбросов) ежегодные потери российских экспортеров могут составить около $355 млн по алюминию и $300 млн по стали, подсчитал директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин.

Пока план Еврокомиссии не позволяет оценить все риски, связанные с введением трансграничного углеродного налога, так как методика расчета и перечень учитываемых производственных процессов не определены, говорит директор департамента экологии и климата группы НЛМК Никита Воробьев. «Группа НЛМК последовательно занимается снижением углеродного следа при производстве и соответствует уровню лучших европейских производителей по данному показателю. В связи с этим мы рассчитываем на справедливый подход при оценке поставок в ЕС и на использование фактических данных по эмиссии производителей, а не усредненных или теоретических показателей», — отметил он.

Фото:Андрей Рудаков / Bloomberg

UC Rusal, экспортирующая в ЕС значительную часть своей продукции, сможет получить частичное возмещение налога после его уплаты, если будет поставлять в Европу товары своего низкоуглеродного бренда ALLOW, отмечают эксперты ProClimate. Менеджмент UC Rusal недавно сообщил о планах выделить активы, требующие дорогостоящей модернизации для снижения выбросов, в отдельную структуру. Это позволит компании сфокусироваться на экспорте алюминия с низким углеродным следом.

Читайте так же:
Как залить цемент зимой

«Наша позиция в значительной степени совпадает с позицией алюминиевой отрасли ЕС. Мы считаем, что появление пошлин автоматически приведет к увеличению средней стоимости алюминия на рынке», — сообщил РБК представитель UC Rusal. РБК направил запросы в ассоциацию «Русская сталь» (объединяет крупнейшие металлургические компании) и Российскую ассоциацию производителей удобрений (РАПУ).

Европейские производители алюминия против нового налога

От нового климатического плана ЕС могут пострадать не только импортеры, но и европейские производители. Например, ассоциация European Aluminium (объединяет европейских производителей алюминия) недавно призвала отменить введение механизма углеродного налога для алюминиевого сектора, поскольку он ставит европейских производителей в невыгодное положение относительно зарубежных конкурентов и не имеет ничего общего с борьбой с изменением климата. Действующая сейчас схема бесплатного распределения квот на выбросы CO₂ очень важна для алюминиевой отрасли, потребляющей огромные объемы электроэнергии, указывает ассоциация. По оценкам консалтинговой компании CRC, власти ЕС компенсируют европейским компаниям, задействованным в алюминиевом секторе, порядка 75% расходов, связанных с выбросами CO₂.

Если схему распределения бесплатных квот заменят на механизм углеродного налога, то расходы европейских компаний существенно увеличатся. Выбросы CO₂ в среднем составляют 6,7 т на тонну алюминия на европейских производствах.

Ранее ЕС использовал механизм антидемпинговых пошлин для защиты от зарубежных конкурентов, прежде всего из России и Китая, «только не под экологическим зонтиком, как сейчас, а под предлогом искусственного занижения издержек на сырье в странах-экспортерах», напоминает экс-директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития, заведующий кафедрой торговой политики Высшей школы экономики Максим Медведков. Но после серии проигранных дел в суде ВТО возникла концепция углеродного налога, в центре которой все те же отрасли — металлургия и производство удобрений, добавил он.

Решетников надеется, что представители ЕС сдержат данные ранее обещания и обеспечат соответствие своего экологического плана нормам ВТО, Рамочной конвенции ООН об изменении климата и других международных соглашений. Министр считает, что глобальную проблему изменения климата можно решить только с помощью «скоординированных действий всех стран». «Рассчитываем на содержательный диалог с коллегами из Еврокомиссии», — добавил он.

Разработка проекта углеродного налогообложения в России

В правительстве России приступили к разработке проектов национального варианта углеродного налога. Для их обсуждения планируется в ближайшее время создать рабочие группы с участием представителей бизнеса. Ожидается, что разработка механизма займет 1–1,5 года. Ключевые задачи – подготовить комфортное для бизнеса национальное регулирование и добиться его признания на международном уровне, а также зачета платежей за выбросы CO2 в России европейской системой углеродного контроля.

Напомним, что в июле 2021 года в России был принят Федеральный закон «Об ограничении выбросов парниковых газов».

Экологический план EU Green Deal, представленный Еврокомиссией 14 июля 2021 года, предполагает снижение к 2030 г. выбросов углекислого газа на 55 % к уровню 1990 г. В частности, для этого предлагается ввести трансграничный углеродный налог (ТУН). Механизм пограничной углеродной корректировки (Carbon Border Adjustment Mechanism, СВАМ) предусматривает, что в число облагаемых ТУН товаров будут включены сталь, трубы, цемент, алюминий, удобрения и электроэнергия. Порядок предоставления отчетности по углеродному следу и налоговой базе должен заработать в тестовом режиме с начала 2023 г., при этом импортерам дадут трехлетний переходный период до момента действия сбора, который начнут взимать с 1 января 2026 г.

Компаниям, ввозящим продукцию в ЕС, нужно будет приобретать CBAM-сертификаты и обменивать их на право ее ввоза. Плата за выбросы, обусловленные производством этой продукции, будет определяться исходя из стоимости CO2 на аукционах в европейской системе торговли квотами (EU ETS). Сейчас она близка к 60 евро за 1 т CO2.

Согласно оценкам Минэкономразвития, введение ТУН затронет экспортируемую из России в ЕС продукцию стоимостью $7,6 млрд в год .

В российском правительстве рассматривают три варианта введения в стране углеродного сбора:

плата по определенной ставке за превышение пороговых значений выбросов,

система торговли квотами за выбросы,

комбинация из двух первых вариантов.

Пока нет определенности с тем, на кого будет распространен углеродный налог: только на экспортеров, чтобы защитить их от необходимости платить сбор за ввоз продукции в ЕС, или также на других участников рынка.

Также в России в настоящее время готовится к запуску система финансирования «зеленых» проектов и инициатив в сфере устойчивого развития.

20 сентября на оперативном совещании с вице-премьерами председатель правительства Михаил Мишустин объявил о подготовке сводного плана действий по адаптации российской экономики к глобальному энергетическому переходу. Курировать процесс поручено первому вице-премьеру Андрею Белоусову, который назвал пять направлений программы по содействию энергопереходу.

Читайте так же:
Демонтаж цементной стяжки состав работ

Приоритетным направлением, по словам Белоусова, является ускорение технологической модернизации отраслей экономики, в том числе путем внедрения наилучших доступных технологий. Второй пункт программы – достижение международного признания мер, которые базируются на технологических и природных преимуществах. В том числе речь идёт о поглощающей способности российских лесов. Третий – внедрение системы налоговых стимулов для тех, кто переходит на «зеленые» технологии и сокращает выбросы. Четвертый – расширение использования новых и прорывных технологий. Речь идет в том числе о водородной энергетике, технологиях сбора и хранения углекислого газа, атомной и гидроэнергетике. Пятый – учет специфики отдельных регионов России в контексте появления новых требований в международной торговле.

Белоусов уточнил, что эти пять пунктов не являются исчерпывающим списком направлений программы, всего их 10.

Система учета выбросов CO2, предлагаемая европейскими регуляторами, создавалась в интересах западного капитала и не учитывает возможности России в области декарбонизации, считает академик РАН, директор Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова Вячеслав Рожнов. «Например, поглощающую способность наших лесов, морей и черноземья. Наши уникальные экосистемы, по сути, являются донором для всего Евразийского континента, поглощая углерод в объемах, существенно превышающих промышленные выбросы нашей страны. Поэтому дискуссия с европейскими партнерами должна включать также вопрос о компенсации России издержек, связанных с сохранением и развитием природных экосистем», – сказал он.

Летом 2020 г. консалтинговая компания BCG оценила потенциальные потери российских экспортеров от углеродного налога в $3–4,8 млрд в год. В августе 2021 г. – уже после публикации проекта ТУН – BCG пересмотрела свои прогнозы. По новым оценкам компании, годовые издержки импортеров российской продукции от европейского CBAM к 2030 г. могут достичь $3,5–6,3 млрд.

После объявления ЕС планов по введению трансграничного углеродного регулирования (ТУР) у стран, поставляющих продукцию в Европу, появилась мотивация создавать национальную систему углеродного регулирования, полагает консультант группы по оказанию услуг в области устойчивого развития «Делойт» в СНГ Анна Сапунова. Она уточнила, что это обусловлено тем, что текущий проект закона CBAM позволяет производить зачет обязательств по уплате пограничного углеродного налога, в случае если есть доказательства, что углеродный налог уже был уплачен в другой юрисдикции.

В первую очередь необходимо определить, как будет осуществляться регулирование: в форме налога или системы торговли квотами, полагает партнер EY Марина Белякова. Оба инструмента существуют в мировой практике, при этом с позиции администрирования введение налога на отдельные товары проще, отметила она. Но это не позволяет осуществлять тонкую настройку, тогда как система квот сложнее, но может быть в большей степени дифференцирована, лучше смоделирована под задачу сокращения выбросов и специфику отдельных отраслей. Кроме того, такая система отражает рыночные механизмы через цену квот, уточнила эксперт. Торговля квотами помимо этого и лучше стимулирует к сокращению углеродного следа, так как его результат можно монетизировать.

Введение углеродного сбора поможет несколько снизить платежи по ТУР в отношении российских товаров, в то же время введение системы квот, сопоставимой с EU ETS, может позволить освободить российские товары от ТУР, добавила директор налоговой и юридической практики PwC в России Татьяна Шулдык. При этом вопрос введения налога или системы платных углеродных квот намного шире, чем вопрос ТУР, отметила она. Необходимо оценить влияние данных механизмов и на внутренний рынок в целом.

Нужно учитывать, какие социально-экономические последствия повлечет выбор между тем или иным механизмом и как российскую систему можно будет интегрировать с действующими механизмами, включая европейский, согласилась руководитель направления «Климат и зеленая энергетика» ЦСР Ирина Поминова. По ее словам, необходимо разграничивать внутренние механизмы углеродного ценообразования (системы торговли квотами на выбросы и углеродными налогами) и трансграничный налог. В частности, внутренние системы уже достаточно распространены: по данным Всемирного банка, количество таких инициатив в мире в 2021 г. достигло 64 и под их охват подпадает 22 % глобальных выбросов. Примеры трансграничных налогов пока единичны, они направлены на выравнивание условий для национальных производителей, которые уплачивают углеродный сбор, и внешних, у которых подобных сборов нет, пояснила эксперт.

Принципиально важно, чтобы российская инициатива учитывала положения европейского ТУР, хотя в части взаимных зачетов их еще предстоит уточнить, добавила Поминова. Это нужно, чтобы ЕС принимал к зачету те сборы, которые российские компании будут уплачивать в России.

Читайте так же:
Диаметр силосов для цемента

Для полного освобождения товаров из России от ТУР требуется выполнение ряда условий. В частности, в соответствии с проектом директивы ЕС о ТУР освобождение может быть предоставлено товарам из стран, на которые распространяется система квот EU ETS либо в которых есть национальная система квот, интегрированная или связанная с EU ETS. При этом платежи за CO2 должны быть сопоставимы с затратами, которые были бы понесены в рамках EU ETS.

Что такое углеродный налог. Объясняем простыми словами

Углеродный налог — это система налогообложения, которую Евросоюз собирается внедрить, чтобы уравнять продукцию, произведённую в ЕС с минимальными выбросами углекислого газа, и продукцию других стран, где используются технологии с высокими выбросами.

Углеродным налогом упрощённо называют проект там называемого трансграничного корректирующего углеродного механизма (CBAM) Еврокомиссии. Он предполагает, что производители из стран, у которых нет собственных внутренних механизмов углеродного регулирования (в том числе Россия), при ввозе в Евросоюз цемента, удобрений, электроэнергии, железа, стали и алюминия будут обязаны покупать специальные сертификаты.

Проще говоря, углеродный налог — это плата за выбросы углеводорода (парниковых газов) в атмосферу. А сертификаты — это квоты на выбросы газов.

CBAM ещё не вступил в силу — необходимо, чтобы его одобрили страны — участницы Евросоюза и Европарламент.

Летом 2021 года группа G20 (куда входит и Россия) впервые признала в официальном коммюнике, что введение платы за углеродные выбросы является одним из методов борьбы с изменением климата.

Однако пока в России нет собственной системы сбора углеродной отчётности. Поэтому непонятно, как точно подсчитать объёмы выбросов российских компаний. Также в CBAM нет точного перечня сырья и комплектующих, по которым должны учитываться «косвенные» выбросы при производстве.

Примеры употребления на «Секрете»

«Уже сегодня Еврокомиссия обсуждает новый семилетний бюджет, в котором предполагается и налог на углеродные выбросы, и пограничный налог. Дело в том, что западные компании задаются вопросом: "Если я плачу налог на выбросы, почему я конкурирую с компаниями извне Евросоюза, которые поставляют продукты, сделанные по "грязным" технологиям?" Это лобби будет исключительно сильным, поэтому у меня нет сомнений, что появится пограничный налог на импорт таких товаров в Европу».

(Учёный-экономист, профессор экономики парижской Школы политических наук Sciences Po Сергей Гуриев — о вызовах, стоящих перед российской элитой.)

Цифра

По оценке Минэкономразвития, дополнительная финансовая нагрузка для российских экспортеров в результате введения углеродного налога составит €50,6 млрд до 2030 года.

В 2019 году глава «Роснано» Анатолий Чубайс озвучил идею ввести в России свой углеродный налог. Эта мера должна была заставить промышленников сократить вредные выбросы в атмосферу, ведь за превышение нормы по загрязнению окружающей среды нужно было бы платить.

Предложение отвергли после критики Минэнерго, Минпромторга и РСПП. Дело в том, что убытки только одного «Газпрома» составили бы $8 млрд.

«В моём понимании власть проявила беспомощность, слабость и допустила грубейшую ошибку. В результате которой не было сделано ничего. Итог — ЕС вводит трансграничный углеродный налог, и российский бизнес будет платить. Будет платить. Только платить будет не своему правительству, а чужому», — говорили об отказе России в 2019 году от введения внутреннего углеродного налога.

Бензин из воздуха, или Как заработать на СО2

Углекислый газ — главный виновник климатических изменений. Но одновременно СО2 — и ценное сырье. Немецкие ученые, например, научились делать из него бензин и керосин.

Бутылка с бензином, произведенным в Карлсруэ

Бензин, произведенный из воздуха

10 литров — столько топлива производят в день Роланд Диттмайер (Roland Dittmeyer) и его коллеги. Немного. И тем не менее это маленькая революция. Дело в том, что ученые Института технологии в Карлсруэ (KIT) делают топливо, используя экологически чистую электроэнергию, практически из воздуха.

Воздух содержит СО2 — увы, в настоящее время слишком много. В 2015 году на международной конференции в Париже решили ограничить потепление климата двумя градусами и для этого снизить выбросы в атмосферу углекислого газа. Но вместо этого его содержание в атмосфере продолжает расти, а с ним — и воздействие парникового эффекта. Не достигла своих целей и Германия, обещавшая к 2020 году уменьшить выбросы СО2 на 40% по сравнению с 1990 годом.

В Карлсруэ сказка о производстве топлива из СО2 стала былью

На таком фоне технология, позволяющая перерабатывать содержащийся в воздухе углекислый газ в топливо, кажется сказкой. Но в Карлсруэ она стала былью. KIT и его партнеры — фирмы Climeworks, Ineratec и Sunfire — построили компактную установку, на которой в четыре этапа из двуокиси углерода, воды и «зеленой» электроэнергии производится экологически нейтральное топливо.

Читайте так же:
Емкость для цемента группа основных средств

Дым из труб электростанции

Сегодня в воздухе содержится слишком много СО2

Через два-три года в Карлсруэ собираются построить установку побольше, способную синтезировать уже по 200-300 литров топлива в сутки, рассказал DW профессор Роланд Диттмайер. А потом на очереди — мобильный промышленный прототип с производительностью в 1500-2000 литров в день. Такие установки могут доставляться к альтернативным источникам энергии.

«В будущем мы будем производить электроэнергию из возобновляемых источников, — поясняет Диттмайер. — И лучше всего ее использовать прямо на месте». КПД своей технологии он оценивает в 60%. У водородного топлива КПД выше, но, подчеркивает ученый, «например, для самолетов или тяжелых грузовиков его энергетическая плотность недостаточна».

Но в конечном итоге все зависит от бизнес-моделей и налоговых инструментов. При действующих производство топлива из воздуха дороже рыночной цены углеводородных энергоносителей, и в ближайшие годы, по мнению профессора, это вряд ли изменится. «Значит, — говорит он, — надо позаботиться о продвижении такого топлива на рынок». Пока же даже при сравнительно низких ценах на электроэнергию производимое в Карлсруэ топливо стоит от одного до полутора евро за литр — вдвое дороже, чем не облагаемый налогами авиационный керосин.

Мобильная установка по производству топлива из СО2

Мобильная установка по производству топлива из СО2

Разработанная в KIT установка относится к числу новых технологий, позволяющих абсорбировать из воздуха углекислый газ, выделяемый при горении или на промышленных предприятиях, и использовать его для производства новых товаров или закачивать на постоянное хранение глубоко под землю. Такие технологии называют CCUS (Carbon Capture, Utilization and Storage).

Что могут технологии CCUS

Международное энергетическое агентство (МЭА) считает CCUS одним из немногих технологических решений, способных уменьшить выбросы СО2 на угольных и газовых электростанциях, а также в ключевых отраслях промышленности — на сталелитейных, цементных или химических предприятиях. Чтобы достичь поставленных климатических целей, подсчитали в агентстве, необходимо с помощью CCUS к 2040 году уменьшать эмиссию СО2 на семь процентов — не на 32 млн тонн в год, как сейчас, а на 2,3 млрд.

Технологии CCUS имеют не только экологическую целесообразность, но и большой экономический потенциал. Консалтинговое агентство Boston Consulting Group (BCG) считает, что их рыночная стоимость в ближайшие десять лет достигнет 90 млрд долларов. Модели CCUS были разработаны еще 40 лет назад, но из-за технических и экономических причин оставались, скорее, в тени. BCG предсказывает им скорый расцвет.

Обязательства по снижению эмиссии СО2

Консалтинговое агентство дает дифференцированный прогноз. Одно дело — сферы промышленности (газоочистка, производство аммония и этилового спирта), в которых сравнительно легко достичь уменьшения выбросов CO2. Здесь у CCUS наибольший рыночный потенциал — порядка 70 млрд долларов, хотя на эти отрасли приходится только 3% эмиссии СО2. А вот в сфере угольной и газовой энергогенерации с ее львиной долей выброса углекислого газа использование CCUS, по оценке BCG, пока наименее рентабельно.

Экологи от новых изобретений не в восторге

Эрика Белманн (Erika Bellmann) из немецкого отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) менее оптимистична. В сфере индивидуального транспорта она вообще не видит никакой пользы от CCUS, ратует за переход на электропривод или водородное топливо.

«На первый взгляд, выглядит чудесно: берешь СО2 из промышленных выбросов, делаешь из него бензин и получаешь, как минимум, экономию, — говорит она. — Но это упрощенная схема, ведь процессы по технологиям CCUS крайне энергоемки». Автомобиль, использующий такой бензин, по ее подсчетам, в целом потребляет в пять раз больше энергии, чем электрокар.

В энергетической сфере есть прогресс, признает Белльман, но за счет возобновляемых источников все еще вырабатывается только треть электроэнергии. «Если производить в Германии бензин по технологии CCUS, — полагает эксперт WWF, — то в сумме эмиссия парниковых газов будет намного больше, чем при использовании бензина или дизельного топлива».

К тому же, замечает Белльман, технология выделения СО2 из воздуха еще не настолько развита, чтобы найти широкомасштабное применение. Использование эмиссии сталелитейного, цементного или химического завода, добавляет немецкий эксперт, ничего не меняет в углеводородном происхождении углекислого газа. Его выбросы можно уменьшить только при переходе на возобновляемые источники, и то не до нуля.

Рациональным она считает применение технологий CCUS для производства эффективного сырья для химической индустрии. Положительно оценивает Белльман и вариант закачки в землю двуокиси углерода. Избежать эмиссии СО2, например, при производстве цемента технически невозможно. Но поскольку полный отказ от цемента нереален, то имеет смысл собирать выделяемый при этом углекислый газ и обезвреживать его методом утилизации в земле. «Это очень трудоемкий процесс, требующий больших энергозатрат, но альтернативы ему нет», — заключила Эрика Белльман.

Читайте так же:
Время затвердевания цемента м400

Работающая на буром угле электростанция Niederaußem вблизи Кёльна

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Закрытие угольных электростанций

Правительство ФРГ решило к 2038 году прекратить использование в электроэнергетике угля — самого вредного для климата ископаемого энергоносителя. Уже в 2022 году общая мощность угольных электростанций сократится на четверть. Ускоренными темпами будут закрывать те, что работают на импортном каменном угле. За свертывание добычи бурого угля ряд регионов Германии получит многомиллиардные компенсации.

Ветрогенераторы и солнечные батареи

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Развитие возобновляемой энергетики

К 2030 году 65% потребляемой в Германии электроэнергии должны производиться из возобновляемый источников (ВИЭ), прежде всего — с помощью ветра и солнца. На момент принятия программы в сентябре 2019 года этот показатель составлял около 43%. Среди мер стимулирования развития ВИЭ — повышение материальной заинтересованности местных органов власти в установке на своей территории ветрогенераторов.

Рисунок, объясняющий действие CO2-сертификатов

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Введение сертификатов на выбросы CO2

Тот, кто выбрасывает в атмосферу значительные объемы парниковых газов, должен за это платить. Таков смысл системы CO2-сертификатов, введенной в Европейском Союзе еще в 2005 году для промышленных предприятий. В Германии с 2021 года приобретать подобные сертификаты обязаны будут также компании, продающие потребителям различные виды топлива. В результате оно должно подорожать.

Мужчина заправляет автомобиль

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Повышение цен на топливо

Цена CO2-сертификатов, согласно правительственной программе, будет в 2021-25 годах планомерно расти. Это должно привести к постепенному удорожанию, в частности, бензина и дизельного топлива на заправочных станциях. Цель правительственной программы — подтолкнуть автомобилистов к более экономному расходованию нефтепродуктов и, в конечном счете, к переходу на экологичные виды транспорта.

Электромобиль на станции зарядки

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Стимулирование электромобильности

Правительство ФРГ расширило и продлило до 2025 года программу стимулирования покупки полностью электрических автомобилей и заряжаемых от розетки плагин-гибридов. Так, скидка на электромобили по цене до 40 тысяч евро увеличена с 4 до 6 тысяч евро, для более дорогих моделей она составляет 5 тысяч евро. Одновременно решено в 2020-21 годах установить 50 тысяч новых общедоступных станций зарядки.

Пассажиры заходят в самолет авиакомпании Ryanair

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Увеличение налога на авиабилеты

Выбросы от работы авиадвигателей весьма способствуют парниковому эффекту, поэтому правительство ФРГ стремится сократить число авиаперелетов, особенно внутри Германии и Европы. Один из пунктов программы защиты климата — повышение с 1 апреля 2020 года налога на авиабилеты. В частности, на 5,65 евро до 13,03 евро при вылете из аэропортов на территории Германии по внутриевропейским маршрутам.

Электропоезд рядом с автобаном

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Налоговые льготы железной дороге

Чем больше пассажиров предпочтут автомобилям, междугородним автобусам и самолетам электропоезда, тем лучше для климата, считает правительство ФРГ. Один из пунктов его программы — снижение НДС на железнодорожные билеты с 19% до льготных 7% с 1 января 2020 года и, в результате, их удешевление в поездах дальнего следования на 10%. Недополученные налоги казне компенсирует сбор с авиапассажиров.

Бензовоз привез топливо для индивидуального дома

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Запрет дизельного отопления домов

Значительные выбросы CO2 возникают при обогреве зданий. Во многих немецких домах, прежде всего — индивидуальных, все еще действуют отопительные системы на мазуте или солярке, зачастую очень старые и малоэффективные. Государство готово взять на себя 40% расходов на их замену современными экологичными технологиями. А с 2026 года установка дизельных котлов будет вообще запрещена.

Теплоизоляция индивидуального дома

Защита климата в Германии: программа правительства до 2030 года

Поддержка энергосберегающего жилья

Чем больше в здании применяется энергосберегающих технологий, тем меньше энергии требуется для его отопления. Поэтому с 2020 года правительство Германии в рамках программы защиты климата будет предоставлять налоговые льготы всем домовладельцам за установку в окнах энергосберегающих стеклопакетов и за теплоизоляцию стен и крыши.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector